• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:41 

Ну там отношения и всё такое. А если реально вдруг не найти человека, с которым будет хотя бы просто хорошо? Это ж ужасно. Что ж тогда делать-то... Про неземную любовь вообще нечего думать. К тому же, когда сидишь и боишься потерять то, что есть. Кто это сказал, что нам предназначено?

06:06 

сказка кончилась, господа. а умца-умца всегда будет у меня внутри. сказка закончилась. господи, счастья, пожалуйста.

00:29 

Две роли: ёбаная жилетка и девочка на побегушках. Пожалуй. это лучше, чем вовсе не иметь друзей.

00:33 

Согрелась

Иду против ветра. Холодно. В сумке: шапка и варежки. Достаю. Всё хозяйство падает в лужу.

00:48 

Нечего плакать по несовершенству! Были бы совершенны -- возгордились бы. Возгордились -- остановились. Остановились -- деградировали. Постоянное ощущение недоделанности, движения и, собственно, дела (плюс, конечно, всяких там мучений по поводу верности), вот то, что необходимо. Наслаждаться не успехом, а процессом. Успех -- начало нового. Но не нравится мне эта приземлённость, которая, конечно, всем человекам делает счастье (Ббблаго). Мучить нежное тельце ради души. Но собственная душа -- не эгоизм ли, приносящий, опять же, вселенское благо. А с другой стороны, делать нужно только для самого себя, потому что твоя помощь нужна тому, кто попросит, иная -- повредит. И что же тогда, будь Воланд "просветлённым", он никогда бы не предложил городой Маргарите всяких там мастеров-фламастеров? Или же просьбу надо понимать иначе... Мы же не роботы, тупо воспринимающие изрыгаемое. Блииин. Если человеку действительно что-то нужно от тебя, своим естеством он покажет это. А что же, много ли кому удастся разгадать? Потому просите и не навязывайте. Мда. А вот если не знает он, чего это ему надо. А ты вот знаешь, чего надо. Что ж тогда? Убедиться, что не знаешь? Вот ты знаешь, не ЧТО сказать, а как сделать так, чтобы он, к примеру, бросил пить. Имеешь ли ты на это право? Не это ли есть самопожертвоание? А если это ещё и самопожертвование во вред ему. Но ведь каждый должен выбираться сам. Или как. Но не звери жеж. Почти только.

Однако больше всего меня бесит (в том числе и в моей голове) стимулирование добрых поступков наградой вот ТАМ. Что за самостимуляции! Или блин. Не заботиться о себе -- грех. Воооот. Типа там всякие злодеи -- самоотрекающиеся, потому что ни в грош не ценят свою душу. А ведь счастия от этого никому. Короче всё понятно, но всё равно как-то низко. Очень низко. Или же злобные америкосы увели нас от главного образами самоотверженных спасителей мира сего! Ага.

Просто хорошей хочется быть. Хорошей такой. Не строить из себя хорошую. Чтобы не было всех этих мыслей, корыстных, злых, характеризующих меня как неполноценную и обиженную завистницу. Такое счастье, когда едешь в маршрутке и любишь всех людей. Всех-всех. Хочу всех любить.

01:14 

Когда нормальная женщина, одна нормальная ни в чем не повинная женщина, которая, черт побери, заслуживала куда большего, – когда она возвращается домой после целодневного обслуживания столиков, и обнаруживает, что ее муж задохнулся в машине, что у него потек мочевой пузырь, и она кричит – это всего лишь ее мышца orbicularis oris натягивается до предела.

02:35 

Я хочу избавиться от страхов, мне надоели мои тупорылые страхи. Хочу принять себя. Я не хочу всю жизнь рисовать няшные семейные портреты. Или не рисовать даже няшные семейные портреты. Хочу правильности и правдивости. Я хочу состояться, но не ради того, чтобы смочь позволить купить себе ахуенный диван. Блин. Я не хочу прожить состоятельную жизнь. Хочу сознательную жизнь. Не хочу катиться куда-то как сейчас. Хочу понять, что значит быть самой собой. Что это такое вообще. Где это я выделываюсь? Где это я вру и выкорёживаюсь? Почему запаренная? А почему меня не любят? А почему любят? А почему я? А почему мы думаем только о себе? Почему, если не говорим о себе, всё равно эгоисты? А почему люди превращаются? А замыкаться? А почему я так мало знаю? Господи. как я мало знаю! Совсем ничего не знаю и не понимаю! И всё понять пытаюсь, а как можно понять, когда не знаешь? А почему раболепствую? А почему люди тупые, и им хорошо? А почему они не думают. А почему те, кто думают, гордятся этим? А почему если для себя, то и для других? А почему сострадание -- самое сильное чувство? И что же мешает быть честным до конца? Что мешает? А если остаться посредственностью до конца жизни? Распущенностью и свободой. Чёрточку поставить? А как понять, любишь или накручиваешь? Обойдёшься? Больно ущемление желаний. Защемление скорее. Почему никакого режима? Почему кайфово тренировать себя, но пыл спадает при встрече. Чужое влияние. Почему я хамелеон, прогинающийся под людей. Почему позволяю себе? Почему не позволяю? Почему считаю себя лучше других? Почему, если читаю, всё равно думаю, что хуже? Почему я хуже других? А по каким параметрам сравнивала, дамочка? Почему Никитос всегда делает то, что нужно его телу? И почему он увлечён? Почему он спокоен? Почему говорит иногда, что думает? А почему жесток? Почему не люит родителей? Может. любит, но жесток? Почему я крикливая? А он молчит? Почему мы добиваем их с обеих сторон? Почему нельзя объять необъятное? Почему же я такое говно? Почему ревную того, кто не мой? Почему мы стремимся сделать своим? Собственностью! Почему очаровываешь только тех, кто неинтересен? Боже.... почему музыка так прекрасна? Почему я глохну? Почему не делаю тише? Почему сейчас они тихая, а слышно лучше. Правило левой руки. Почему тревожность проходит после пятидесяти приседаний? Почему одним даны тонкие лодыжки, а другим маленькая грудь? Почему следим за движениями? Почему просто не живём? Почему оправдываем собственные неудачи некомпетентностью судейства? Почему живём в мире, где ничего не происходит? Почему же ждём тогда? Почему от прохода по ресницам внизу всё мокро, а от его цепких и банальных лап хотелось прислониться к сосне. В одиночестве. Почему отношения надо строить? Как глупо! Это по-американски! Чёртовы американцы. Что же. Задорнов? Почему не могут уйти вовремя? Почему всем нужны деньги и красивые аватарки? Почему хотим отомстить? Почему не посмотрят поглубже? И почему мы всё говорим? Страсти созданы для того, чтобы быть препятствием? Или естественно? Тогда стать животным? В животных нет ничего плохого. Почему мы не хотим быть животными? Если не хотим быть животными, почему оправдываем обсуждение? Почему приятно выставлять других дураками? Почему нам приятна грязь? Почему стыдно самопожертвование и пр. устаревшие постулаты? Почему даже если самопожертвование, то в содружестве с унынием? Почему протвно, когда жалуются? Почему приятно жаловаться? Почему мы всё ждём своей очереди заговорить? Почему так мало родственнодушных парочек? Почему определитель -- сиськи? Что за глупость вообще? Почему не можешь поверить, что ты заинтересовала, а не "это какая-то ошибка"? Короче, полное дерьмо. Ничего не понятно. И ничего не получится. Получится, да не то.

00:56 

В богемном и полубогемном мирах какое-то время быть натуралом считалось скучным, заурядным и тп. Чёрт возьми, люди, это также узколобо. Когда запариваешься на чём-то определённом, неважно, ординарно оно или нет. Надо забивать на застои.

Виталя... Виталя)))))))

00:59 

Смотрю на людей, ежёдневно просирающих тысячи и стройные жопы. Обслуживаю их. И вот блин иногда наталкиваюсь на мысль о том, что вот я так готовлюсь морально, подхожу лыблюсь, подибираю слова....но вот для них всех в сущности я предмет интерьера. Но, может, ещё и развлечение малолеткам, для которых важно, чтобы персонал знал их поимённо. Хаааа.... Короче, самое большое удовольствие -- это со всего размаху кидать стеклянные бутылки в мусорку. Ещё большая удача -- если там тоже лежит что-нибудь звонкое. Разрядка такая. Мечта пришла о том. что блин, если бутылку рабить, с горящими глазами, скрипящими зубами носиться по залу, крошить морды битой бутылкой.....как я ржала.

02:37 

Мне кажется, нужно знать великих людей, их жизнь. Это такое вдохновение, толчок к действиям. Самый большой урок без нотаций и ни в коем случае не сплетня. Только восхищение, к тому же без зависти (и куда это она улетучивается? не типично. обычно я много завидую). В Коко Шанель меня не столько поражает её упорство, невероятнейший талант (скорее даже гений), чувство стиля, сколько умение превращать мелочь в искусство, что в искусство! -- в дело национальной важности. Она не модельер, она -- избавитель-революционер. Олимпийский огонь для всех женщин мира без тени феминизма и ярого желания защищать женские права и равенства. Её новаторства -- упрощение, прочь от вульгарности и неудобства, прочь от псевдокрасоты. Не тряпки и дань внешней оболочке, обёртке. В её работе дух и сила. То, что она делала, имеет огромнейшую важность. Но, Господи, смелость. Откуда такая твёрдая уверенность в своей правоте? Девочка сиротка, никогда не бывавшая в высшем обществе, наряжается в мужскую одежду, подчёркивающую её женственность и элегантность, спокойно смотрит на дам-букетов в перьях и дерзко отстаивает свою точку зрения ведущим модельерам, которые, естественно, не могли не обратить на неё внимание. Но ведь без ненависти же, не со спесью она разглядывает женщин, которых и не видно за горой оборок, рюш и т.п. хрени. Она снимает корсет, стрижёт волосы, убирает длину юбки, придумывает маленькое чёрное платье и шанель №5; жемчужное ожерелье -- лучшее украшение, а шляпа, обычная мужская шляпа становится чисто женским предметом; что говорить о пиджаках, жилетах, галстуках, брюках и, конечно же, матросках. Обожая мужчин и восхищаясь женщинами. И ведь стала быстро востребованной, популярной. Все были с ней согласны, думали как она. Но почему же ни одна не решалась. Мы часто сами не можем оформить собственные мечты. А она смогла. Чёрт возьми, она великолепна. Непрогибаема. И не только находки важны. А умения? За секунду создать идеальный силуэт.






За 88 лет жизни Великая Мадемуазель дала свое имя стилю одежды, костюму, Дому моды, духам. Неутомимая изобретательница, Шанель создала массу нового, но прежде всего... женщину, которую до нее никто не знал.

Сиротка из приюта навсегда вошла в историю - шанелизировала весь мир. Как? У нее были свои способы.

1. Каждое утро Габриэль (Коко) Шанель начинала жить заново. Она методично избавлялась от груза невыгодного ей прошлого. Всякий новый день она вычеркивала из памяти все тягостное из дня вчерашнего. Детство и часть ее юности покрыты завесой тумана. Она творила свою легенду самостоятельно, придумывая факты, запутывая своих биографов. Габриэль выбросила за борт, как хлам, по меньшей мере 10 своих лет и, осознав это, как ни странно, почувствовала, что у нее появилось больше времени. Она стала меньше нуждаться во сне, плодотворнее размышлять. Своей судьбой она доказала: из прошлого будущее вовсе не вытекает, в любой момент можно начать карьеру. Ей легко было закрыть на долгие годы главное свое детище - Дом моды, чтобы потом, в 71 год, когда ее и в расчет-то уже не принимали, вернуться в бизнес и достичь прежних высот.

2. Любую преграду на пути Шанель рассматривала как указатель нового направления. В начале своей карьеры она не имела права изготавливать "настоящее" женское платье, так как ее могли привлечь к ответственности за незаконную конкуренцию, ведь она не была профессиональной портнихой. Тогда Шанель стала делать платья из мужского джерси и создала на этом состояние. Подобным образом рождались все ее платья-открытия. Созидая, Коко не изощрялась, а упрощала. Она не рисовала свои модели и не шила их. Просто брала ножницы, накидывала ткань на манекенщицу и, пока та, не шевелясь, стояла, резала и закалывала бесформенную массу материи, пока не проявлялся гениальный силуэт. Однажды у Коко загорелась газовая колонка и опалила ей локоны. Тогда новаторша отрезала косы и гордо вышла "в люди". Так в 1917 году возникла мода на короткую женскую стрижку. До Шанель дамы обязаны были быть длинноволосыми.

3. Шанель не допускала в свою жизнь случайных людей, поэтому с ней почти не происходило случайных событий. Критерий был элементарен: она чутко распознавала тех, кому не нравилась, и уходила от них. Ее друзьями были Кокто, Дали, Пикассо, Дягилев, Стравинский.

4. Учителем Коко стала любовь. Любовники были ее университетами. По невидимым каналам любви бесперебойно она "перекачивала" в себя знания и умения своих мужчин. Поэт Пьер Реверди, предвосхитивший Элюара, Поль Ириб, карикатурист, политик и издатель, герцог Вестминстерский, самый богатый человек в мире, великий князь Дмитрий. Каждый из них являл собой личность. А Коко до поры становилась калькой, копиркой, чеховской Душечкой. Верховой езде, смакованию устриц, английскому языку, игре в теннис, охоте на лис и кабанов, рыбной ловле, изданию газет научилась от них в совершенстве. Каждый ее мужчина привносил что-то свое и в женскую моду, и в другие ее начинания. Она не была ни химиком, ни парфюмером. Но благодаря князю Дмитрию познакомилась с выдающимся специалистом Эрнестом Бо, сыном служащего русского царского двора. Бо предоставил к услугам Шанель свои уникальные парфюмерные познания. Коко нюхала, выбирала, и сама - без нее ничего бы не вышло! - остановилась на формуле духов "Шанель № 5", состоящей из 80 ингредиентов. Впервые появился не конкретно цветочный, быстро улетучивающийся, а абстрактный, стойкий аромат, до сих пор покоряющий мир.

5. Коко Шанель сделала парадокс образом своей жизни и движущей силой своего таланта. До нее черный цвет считался краской бедности и траура. Женщины без причины не смели носить черную одежду. Шанель провозгласила черный популярным и роскошным. В течение пяти лет она выпускала только черное, и ее "мрачные" платья продавались, как булочки, с начинкой - с маленьким белым воротничком и обшлагами. С Шанель начались белые женские пижамы. Вообще, она "обобрала" мужчин, ввела в женскую моду их жакеты, блузки с галстуками, их запонки и шляпы.

6. Независимость была ее богом, аксиомой жизни. Еще с первым любовником Коко открыла свободу, какую дают деньги, если не ты служишь им, а они служат тебе. Друзья роскошно жили за ее счет, она покрывала их огромные долги. Это был ее принцип - платить, чтобы забыть, что за нее когда-то платили. С помощью денег она победила свою застенчивость, ведь раньше в салонах она не раскрывала рта. Колоссальные прибыли даровали ей уверенность и способность говорить публично.

7. Внешняя красота в женщине провозглашалась ею как часть успеха, иначе нельзя никого ни в чем убедить. Чем старше дама, тем важнее для нее быть красивой. Шанель говорила: "В 20 лет ваше лицо дает вам природа, в 30 - его лепит жизнь, но в 50 вы должны заслужить его сами... Ничто так не старит, как стремление молодиться. После 50 никто уже не молод. Но я знаю 50-летних, что более привлекательны, чем три четверти плохо ухоженных молодых женщин". Сама Шанель была похожа на вечного лучезарного подростка. Она весила всю жизнь столько, сколько в 20 лет. И еще: она дала дамам не только новый стиль, но и новое лицо, воплотившее эпоху, - "мордочку мятежной сиротки с грацией олененка". Два-три раза в столетие появляются нестандартные типы лиц, которые вдруг затмевают признанных красавиц и вводят другой канон красоты. Шанель была из таких!
Галина Качук





Если вас поразила красотой какая-нибудь женщина, но вы не можете вспомнить, во что она была одета, -- значит она была одета идеально.

Принято считать, что роскошь -- противоположность нищеты. Нет,роскошь -- противоположность вульгарности.

Мода -- это то, что выходит из моды.

Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще.







23:12 

Сегодня шла по коридору на ХГФе мимо двух друзей наших однокурсниц. Один (явно более громким шёпотом, чем хотел) сказал: "Вот она, знаешь...."дальше не расслышала. Я чуть не развернулась и не влепила по ушам. Неприятно (понятия не имею, о чём это). Подруга рассказывает, что тоже один наш с факультета не захотел говорить обо мне, типа личное. Незнакомые люди здороваются и обращаются ко мне, зная, как меня зовут. Что за дерьмо? Полгода с кем-то общаешься и уверена, что он не знает даже имени. Искренне удивляешься, когда оказывается, что знает. Вот оно. Принижение и гордыня. У меня в голове не укладывается, что кто-то может хоть на секунду вспомнить меня самостоятельно. Ха! Это ещё в школе, когда кучка куриц старшеклассников обсуждали, какая я лохушка)))) До сих пор кажется диким. Ах да. Ещё я доступная шлюха. Зато не бревно. Развратная. Тупая. Злая. За личиной бесхребетности. Хотя так нельзя: развратность и есть бесхребетность. Рисую я хорошо. Хотя ничего стоящего не сделала. Но должна вроде.

00:49 

Сегодня толпами встречала одинаковых девушек. Блин. Реально одинаковые. Все накрученные, раскрашнные хряки. Все как одна похожи на свиней. И между собой.

11:37 

Начнём-сс, пожалуй :)

Посвящается кому-то умному и духовному, сумеющему доказать мою тупость и бездуховность. Посмотрим, сбудутся ли мои мечты. И есть ли и они.
Буду заниматься переписыванием дневника, ибо нужное приходит в голову далеко не в самые подходящие моменты, когда нет компа под рукой. В миру я матом не ругаюсь.
23.07.2009.
Всем пиздец, господа =) В горе и безденежье (но не в горе от безденежья) сижу в опустевшей комнате, жру подкисший крыжовник и потихоньку охреневаю от распластающегося по всей ощаге резкого запаха тухлятины (уж точно не от моего крыжовника). Думаю о Радове, муже, Никитосе. Алисе. Думаю о том, как хорошо было бы жить с Настькой, Никитосом и ещё кем-нибудь в Липецке, маленькой квартирке. Учиться на худ. графе и работать в холле(и врождённая киворукость тут меня не остановит), покупать книжки, посуду, шляться по ночам. Найти в конце концов любовь среди этих пьяных рож. Устроить когда-нибудь выставку и купить электропианино, нуууу....или хотя бы перетащить свой старый агрегат, смотреть фильмы и трахаться без устали, готовить жратву из кухонь всех народов и цивилизаций по очереди, вести дневник и любить, любить всех всех всех. И я не говорю о блядстве.Не хочется величия и пр. Всё само собой. Всё как-нибудь. Танцуя по жизни, да и вообще. В принципе, танцуя всегда и везде, сдохнуть от какой-нибудь страшной болезни на закате пенсионства. Ни куда не пробиваться. Бог всё знает и уже решил. С другой стороны, Бог наверняка не любит лени.
Хочу быть дома. И чтобы мама была подальше, но под рукой. И чтобы всё пело и цвело. И чтобы всё было зелёным. Да. Старый район, весь заросший стареющими деревьями, маленький (или большой....ну....если маленьий, то круглый) аквариум с рыбками; появится возможнось,буду покупать экзотические цветы и дорогие книжки по искусству. Раз уж вся наша вечно копошащаяся жизнь подчинена быту и его совершенствованию, так пусть этот самый быт хоть иногда будет напоминать о душе и разуме, вообще об их существовании. Может, когда-нибудь поеду в кругосветное путешествие. Может быть. Хочу. Очень хочу. Но для этого стоит поработать и многое понять.Тогда я буду таскать за руку своего сумасшедшего и опьянённого мной мужа за руку, он будет тыкать пальцем, а я буду рассказывать про это . Он будет меня любить, я буду играть для него Рахманинова, Бетховена и Шопена. Может, ещё что-нибудь. Я буду танцевать для него что-нибудь страстное и утончённое, и мы будем разговаривать очень и очень долго. Без ревности. И никогда друг другу не наскучим, потому что будем слишком заняты, слишком часто будем меняться и не будем стареть. Станем мудрыми, и у нас будут дети, которым мы отдадим всю свою умную любовь; с годами будем выглядеть не так уж и блестяще, но мы никогда не постареем. Мы не станем жёсткими и чёрствыми. Мы слишком сильно будем любить.

21:55 

Очень странно, когда всё вот так вот. Когда постепенно. Никакой вспышки.

Истинное искусство через страдание. Таки перепрыгиая с одной ноги на другую, выкурила пачку сигарет, бросила эту гадость. Метр пробежал -- закрасил сантиметр, ещё метр. сантиметр... Бац. Из-под замёрзших пальцев вывалилась картинка Ещё пробежка. Ещё хрень. Прыг прыг. Вниз. Закручиваешь этюдник обратно, разговариваешь с ним. Последний комок грязи оторван от железной ножки. Очнулась от фразы:"Девушка, хотите я вам полижу клитер?". Улыбающийся трус между деревьев. Наспех отмахиваешься от него. Ручка от этюдника отвалилась. Снова вниз. "Девушка, а жопу?".... Себе полижите, это гораздо интересней. Ещё одна железка. Тяжёлая деревяшка уже на плече. "Девушка, ну пописайте мне в рот" Это уже смешно. Подскальзываешься на снегу. Встаёшь. Оглядываешься. Идёшь. Оглядываешься. Идёшь... Полизал бы клитор...





00:09 

Теперь ты за меня в ответе.

Я люблю любовь. И очень рада. Люблю твои глаза. Завтра обязательно поцелую их. Ещё обожаю твой лоб. Очень люблю. Не смей меня обижать.

22:17 

Стирала плюшевые игрушки и поймала себя на мысли, что стараюсь, чтобы шампунь не попал им в глаза.

14:34 

Обожаю сочетание красного и синего. С первого взгляда вроде так помпезно, флаг РФ и всё такое. Ан нет. Не так, короче. И опять реветь, дорогуша...

17:26 

Четыре взрослых человека в маленькой квартирке. Один мой мольберт занимает больше места, чем кровать. И вот так вот живут все. Ютимся. Как крысы. Иногда (особенно, когда занимаюсь домашними делами.это вообще очень эффективно, мыть полы и всё такое. пока тело занято физически, башка непрерывно шевелится) вот как представлю эту коробку, разделённую на одинаковые секторы, все друг у друга под и над головами, согнувшись в три погибели. Ненормально как-то. Такого не должно быть. И все друг от друга постоянно чего-то хотят. Постоянно.

И как это всё так резко поменялось. Мы превратились в многофункциональные комбайны. Интересно, эффективность понижается? Вообще, многофункциональные комбайны дешевле тех, что добротно выполняют одну функцию. И менее надёжны.

Странно, что не было особых шумов от идей Тайлера. Он мог многих убедить. Мы живём ради вещей, которые нам не нужны. Действительно, зачем мне нужна Мона Лиза? Почему-то раньше я могла чётко объяснить, зачем нужно искусство. А сейчас красота и возвышенность не пройдёт. Ого. Искусство должно вести за собой, ну или задавать вопросы обществу. Но разве общество -- то, ради чего и надо так распыляться? Неужели отдельно взятый человек менее важен, чем стадо баранов. Много -- уже стадо. Одиночка может хоть что-то решить. А общественное мнение нахрен. Потому что его в принципе не может быть. Как у кучи разных людей может быть мнение? Это что один организм. Да потребности и бла бла бла. Тогда зомбяки. Но я отказываюсь в это верить. Всё это, конечно, сводится к тому, что я чего-то хочу блин.

И ещё. Нахрен я постоянно выёживаюсь. Зачем это мне мечтать о мужиках. Я что озабоченная хрень? Надо было просто сказать, как есть. Мечтала о том, что сделаю что-то важное. До того, что и именно, я так и не додумалась, потому как ещё не определилась, какая у меня будет причёска в тот момент, когда триумфально выйду куда-то там. куда я ещё тоже не решила.

23:48 

Наверное, на свете нет места, лучше папиной мастерской. Там. блин, мыши. Он кормит их резиновым салом, чтоб не злились. Холодно, поэтому приходится одевать чёрную толстовку с зелёнющими полосками. И нет одежды лучше. А ещё там постоянный крепкий чёрный чай. Он так плохо действует на желудок. И красная прима. Папа всё бросает курить. Радио 7 из хрипящего приёмничка, разрывающегося между двумя человеками-антеннами. И нет музыки, лучше всяких там пошлых хитов 80х. Боже...а разговоры. Глина повсюду. И ручной круг. А потолки-то низкие. И что-то постоянно долбит. А ведь этого человека я должна ненавидеть.

00:18 

Вот подстриглась, и мир совсем другой стал. И я другой стала. И нехрен говорить тогда о внутренности.


Бездеятельная мысль никому не нужна. Потому что всё познаётся в труде. Чуть перегнёшь, и уже тошно.

А ещё я бы хотела ходить так круто и укладывать всех на лопатки своей уверенностью в себе. Достали уже каждодневные беседы в маршрутках с пьяными мужиками. Ты такая стеснииительная. А всё равно приятно, когда тебя красивой называюсь, пускай и пьяницы. И чем я их притягиваю? каждый день.

А помнишь, Насть, сегодня я тебе сказала, что если б на десять минут задержалась -- всё бы стало плохо? Странно. И как это мы всё так чувствуем. Человеки.

Что ещё хотела сказать? Ах да. про любовь, разумеется....это прекрасно.

И вновь я бросился жить со страшной силой.....

главная